Главная arrow Творчество arrow Проза arrow Судьба никогда не ошибается
Friday, 09 December 2022
Главное меню
Вход в систему
Пользователь

Пароль

Запомнить меня
Забыли пароль?
Статистика

Победитель
I Всероссийского конкурса
в абсолютной номинации
«Лучший школьный сайт
2007-2008»




Городской центр профессионального развития

Блог школьного Всезнайки

Видеоуроки по самым разным направлениям работы в Adobe Photoshop



Время: 22:25
ВСЕГО -
Пользователей:
15161
Статей: 1599
Ссылок: 51


 
Web На сайте школы 1262
Главная ФОТОальбом Ссылки Поиск Форум Контакты

Судьба никогда не ошибается Версия для печати
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
Saturday, 26 February 2005
Оглавление
Судьба никогда не ошибается
Страница 2
Страница 3

III
      Весь день Александру Николаевну мучило какое-то загадочное чувство, которому она никак не могла найти определения. Это была не тоска, не тревога, не грусть, а нечто совершенно необычное, чего она раньше никогда не испытывала, отдаленно похожее на ощущение человека, который точно знает, что во сне ему привиделось что-то очень страшное, но никак не может вспомнить, что именно, и мучается одновременно и неосознанным воспоминанием кошмара и раздражением от собственной забывчивости. Временами ей становилось так больно, что хотелось плакать. Сердце стискивало смутным сознанием беды, но - что странно - беды не грядущей, а уже произошедшей. Ей казалось, что она совершила страшную, непоправимую ошибку. То есть даже не казалось, нет - она была совершенно в этом уверена. Но все попытки несчастной женщины понять, в чем же заключалась эта ошибка, были тщетны. Ее разум с изнуряющей настойчивостью анализировал все ее поступки за последние дни (особое внимание, конечно, уделялось визиту Филиппа), но не находил ровным счетом ничего, что могло бы отяготить совесть. И все же Александра Николаевна чувствовала (не понимала, а именно чувствовала}, как ее давит бремя вины. Но в чем заключалась эта вина, оставалось тайной за семью печатями. Разгадка пришла внезапно.
      Вечером Александра Николаевна, выполняя свое обещание, поехала к Филиппу. Странное беспокойство (как она сама окрестила это чувство) возрастало с каждой минутой и достигло своего апогея, когда Александра Николаевна стояла уже у самого дома. Дернув за шнур звонка и услышав торопливые шаги дворецкого, она вдруг словно прозрела, как будто вспышка молнии озарила истину, и в один миг поняла, что же именно так мучило ее. Это было чувство одиночества, горького, бесконечного, иссушающего душу одиночества, добровольно избранного ею своим уделом. Да, эта жертва была необходима, и Александра Никола-евна поступила правильно, так, как должна была поступить по-настоящему любящая женщина. Но именно потому, что она любила, подвиг ее казался ей самой преступлением. Не успела Александра Николаевна ощутить всю глубину своего кошмарного открытия, как очутилась внутри дома, в ярко освещенной зале, и старенький дворецкий Филиппа, служивший еще его отцу, помогал ей снимать мантилью, причитая при этом дребезжащим стариковским голосом: "Вот беда-то, барыня, вот беда.".
      - Какая еще беда, Федор - протянула Александра Николаевна, приходя в ужас от мысли, что ей и так уже все понятно.
      - С барином беда - отвечал старик, чуть не плача - как приехал утром, веселый такой, радостный, так заперся у себя на чердаке - (студия, где Филипп обычно работал, располагалась под самой крышей, там, где раньше действительно был чердак) - и сидит там до сих пор. Уж мы стучали-стучали, звали-звали его - ни слова в ответ. Только бандуру эту - роялю - и слышно. А потом и играть перестал. Вот уж добрый час, барыня, как ни звука оттуда. Мы и думать боимся, что с ним. Хорошо, хоть вы, барыня, приехали. Вот ведь беда!...
      Александра Николаевна положила Федору руку на плечо и отчетливо, внятно произнесла, глядя дворецкому прямо в глаза: "Пошли за дворником. Пусть принесет лом и взломает дверь в студию. Немедленно". Что-то такое было в голосе и выражении лица Александры Николаевны, что никто не осмелился ей противоречить. Дворник вскоре пришел, дверь взломали, и Александра Николаевна, высоко держа горящую свечу, вошла в студию.
      Филипп лежал навзничь на гладком паркетном полу. На его бледном, уже начавшем приобретать мертвенную синеву лице застыла радостная улыбка праведника, который отстрадал свое и готовиться теперь вкусить блаженство. В окостеневшей руке его была зажата перевязанная зеленой шелковой лентой стопка исписанных нотных листов, на первом из которых было небрежно накарябано в уголке; "Ты права, Сашенька. Судьба никогда не ошибается.".



< Пред.
С именем Островского

Школа на Житной, 6
с углубленным изучением английского языка
имени А.Н. Островского
(структурное подразделение ГБОУ Школа № 627)


Прошлое и настоящее
НАШЕЙ ШКОЛЫ




Последние статьи
Популярное